Крестики-нолики

Версия для печати

PillBoX

…Я подошел к развалинам одного из зданий торгового центра Нью-Йорка. В основном осталось всего три этажа, но в отдельных местах центр уцелел аж на десять лестничных пролетов. Добраться к ним все же было нереально, и тамошние комнаты пустовали уже почти сто лет. Я толкнул отреставрированную стеклянную дверь и прошел по каменному полу к нужному коридору. Было довольно тихо. В этих местах люди предпочитают разговаривать негромко — как-никак, во время бомбардировки здесь разом погибло почти девяносто тысяч человек…

Но тем, кто здесь сейчас работал, было не до религиозных убеждений. Настоящие люди дела, они смогли восстать из пепла и жить хорошо. Пока одни сидели на развалинах и проклинали судьбу, эти просто засучили рукава и начали все делать заново… Я был одним из таких. Караванный бизнес опасен только в рассказах и сплетнях. Быстрые деньги — в обоих смыслах…

Человек передо мной за время своей послевоенной жизни уже успел отрастить цивильное брюшко и с большим трудом вставал из-за стола. Потрясая неизвестно откуда достанной сигарой, он объяснял мне, КАКОЙ груз я буду вести. Каждый, кто нанимал меня думал, что я полный остолоп и не умею не то что бы управлять караваном — что я ВООБЩЕ ничего не умею… Главное — кивать головой и с большим интересом смотреть в рот начальнику.
— Если ты хоть слегка встряхнешь эти коробки, — говорил толстый, тыча сигарой куда-то за стену, — то с каждым встряхом твоя плата будет падать на пять процентов.
На слове плата толстый неприятно поежился — не привык расставаться со своими кровными, бедняга…
— А теперь обсудим маршрут. За каждый километр вы платите пятьдесят баксов. Если маршрут идет через пустынью, то семьдесят пять. Если через горы, то сто баксов. С каждой новой цепью гор цена возрастает на двадцать пять долларов…
Пока я говорил, делец нервно дергался и пытался что-то сказать, но все же молчал. Похоже он понял, что придеться крупно раскошелиться.
— Парень, — почти просипел толстяк, — дай сюда свою карту, я намечу путь.
Я протянул ему помятый лист карты побережья Восточного Побережья.
— А другой у тебя нет? — снова просипел толстяк.
Я покачал головой. Тогда толстый что-то проворчал и вынул из стола карту Северной Америки. Взял красный карандаш, приложил линейку и провел черту. Повернул ко мне. Черта начиналась здесь, в Нью-Йорке. Проходила через великую пустошь. Тянулась по великим горам. Обрывалась в Сан-Сане. Дерьмо. Она шла поперек всего континента. Я вопрошающе посмотрел на толстого.
— Да-да, парень, я даю тебе эту карту, но ты должен передать ее мне обратно после возвращения!
— Возвращения?! Путешествие займет целый год!
— Ты получишь много, очень много денег, парень! Так что грузи товар и можешь отправляться!
Ошарашенный, я вышел на улицу. Похоже, придеться прогуляться…

…Мы идем уже полтора месяца. Команда не унывает, их воодушевляет сумма зароботка. Мародеров пока что не наблюдается. Ночевать стараемся в населенных местах, но это редко удается. В одну ночь мы в поисках ночлега забрели в небольшой сарай. Из сарая глубоко под землю вела лестница, но спускаться никто не решился. Мой партнер предложил завалить лестницу камнем — на том и порешили. Это было единственное странное место, встреченное нами за это время. На моей карте начали появлятся крестики — так я помечаю полностью уничтоженные города. Встреченные убежища и места, где еще остались правоохранительные силы, я хочу помечать кружками, но на карте их пока нет.

…Прошло три с половиной месяца. В последнее время я часто достаю карту и долго смотрю на свои крестики. Их стало очень много. Я боюсь, что и вместо Сан-Сана тоже остался только крестик. Как мне хочется, чтобы хоть что-то уцелело из этого огромного мегалополиса, даже если только Сан-Пауло…

…Вчера я с ужасом поставил еще один крестик на свою изрисованную карту. Она чем-то напоминает крестиково-ноликовое поле, если учитывать, что оба игрока играют «крестиком». Лучше бы там было побольше ноликов… Наши одежды выцвели и запылились, у многих на ногах мозоли, а смененным браминам мы уже потеряли счет.
— На вырученные деньги мы купим машину и задавим всех своих конкурентов! — каждый день говорит мой партнер Пол. Вот только где мы ее купим…

С утра на небе начали собираться тучи. Плохой знак среди караванщиков. Мы собрали свои спальные мешки и начали запрягать браминов, когда… Из-за скалы показалось какое-то существо. Заметив его, я крикнул остальным, чтобы приготовили оружие. Звери на нас нападали редко, но мы все же опасались их. Существо стояло так, что солнце было за его спиной и мы не могли разглядеть его. Силует напоминал гориллу, ростом чуть выше ее. Хвост слегка покачивался на весу.

Никто не заметил, как оно прыгнуло. Бесшумно, изящно, и черт, побери, красиво. Прыжок, достойный Настоящего хищника. Пока оно летело, никто не двинулся, никто не поднял оружие и не выстрелил, никто даже ничего не сказал. Лишь только когда его когти вонзились в одного из команды, только когда один из нас уже погиб, только тогда кто-то из нас очнулся и в воздухе прозвучал легкий выстрел охотничьего ружья, потонувший в человеческом крике. Люди очнулись и началась паника. Я ничего не мог поделать, я только тупо нажимал на курок, забыв снять винтовку с предохранителя и слушал щелчки спускового механизма, пока монстр терзал жертву. Люди бросали оружие и убегали. Чудовище отпрянуло от убитого и ринулось на бегущих. По пути оно толкнуло один из прицепов и мы мигом «потеряли двадцать процентов от платы». Оно настигло очередную жертву и оторвало ей голову одним ударом. Похоже, я начал сходить с ума. И тут монстр прыгнул во второй раз. На меня.

Его маленькие хищные глаза излучали какой-то успокаивающий свет и мне уже расхотелось жить, я почти смирился со своей участью жертвы… «Я уже крестик» — пронеслось у меня в голове. От ужаса я сжал пальцы и… с силой нажал на курок. Предохранитель сорвался и 7.62-миллимитровая пуля полетела в находящегося на излете монстра. Уже мертвый, он рухнул на меня, заливая все вокруг своей кровью и дергаясь в конвульсиях.

Спустя час мы похоронили убитых и собрали разбежавшихся. Люди были испуганы, они смотрели на меня, а я ничего не мог сделать. Пол, моя правая рука, был растерзан на куски и теперь единственным лидером в группе стал я. Ничего не говоря, мы тронулись дальше, оставляя после себя кровавый след за одним из прицепов.

Потом на нас напало еще одно такое существо, но увидев его, я просто упал под телегу и отключился. Когда я очнулся, чудовище было мертво, как и еще три человека из группы. Погиб весельчак Олли — единственный, кто никогда не падал духом… В этом бою монстр перевернул все наши телеги. Опускалась ночь, и оставшиеся четверо предложили все же осмотреть груз.

Мы вскрыли ящики. Из кучи пенопласта вывалилась новенькая винтовка. В другом ящике обнаружился станковый пулемет, еще в одном патроны, а в последнем — комплект из десяти бронежилетов. Толстяк был бандитом.
— Ну что же, мы уже потеряли все свои деньги, а наши товарищи мертвы. Думаю, нам терять нечего, — сказал я тогда людям, — теперь нам нужно просто пойти и уничтожить всех таких тварей. Оружие все равно предназначалось убийцам и мародерам. Будет лучше, если возьмем его мы.
Четверка странно посмотрела на меня и… они согласились. Не знаю, почему, но они согласились. Возможно, они хотели отомстить за убитых… а может, просто сошли с ума. Но в их глазах появилась надежда. Мы нацепили на себя бронежилеты, взялись за оружие и пошли назад. Мы идем и знаем, что все погибнем. Но обязательно захватим с собой на тот свет еще несколько таких тварей.

Мы — крестик. Обведенный в нолик…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>