Тени прошлого

Версия для печати

Bladerunner

Нас было много — братьев и сестер,
убитых за попытку защитить свою жизнь.
И мы вернемся, так как мы погибли на Святой Земле
и не потеряли все свои силы на Последней Дороге.
Мы вернемся.
И души наши принесет южный Охотник.
Книга Той Стороны

— Твою мать!
Кэссиди в который раз за день схватился за ушибленную голову после того, как машина подпрыгнула, наехав на небольшой валун.
Мы тряслись по пустоши уже почти тринадцать часов. я нарочно оттягивал этот день. Нет, ну просто нутром чувствовал, что когда мы поедем забирать припасы из Реддинга, случится какая-нибудь пакость! И вот оно! Когда мы отправились обратно «домой» в Сан-Фран, то наткнулись на нехилых размеров песчаную бурю. Ну, просто сказать «бурю» — это ничего не сказать. Тучи горячего радиоактивного песка с большой скоростью неслись на северо-запад, в океан, сметая ВСЕ живое на пути. Почему живое? Так сказал Кэссиди, и это был один из первых вопросов, который я ему задал. Он молча поглядел в бинокль на танец «Духов южного Ветра» как окрестил бурю Сулик, и сказал, что встречался с подобным на юге. На его лице было написано явное нежелание пускаться в дальнейшие разъяснения. Пришлось сменить тему дежурной фразой:
— Ладно, на сухое горло и пустой желудок никто адекватно ничьего рассказа не воспримет. Бросим якорь здесь.
Через бурю нам до города было не добраться. Мы остановили машину и решили спокойно обсудить наше дальнейшее будущее. Присев в тени старушки «Корвеги» и ближайшей кучи камней, мы начали свой «военно-племенной обед» как выразился адепт Духа Кости и Великой Жареной Игуаны в Пиве (сокращенно — Сулик). Поглядывая то на еду, то на неторопливо продвигающуюся «песчанку» то просто по сторонам, мы потребовали «бармена в запасе» усилено ищущего в многочисленных воспоминаниях нужный отрезок времени, продолжить свой рассказ. Мы — это Голодный Маркус, который не успел с утра позавтракать, Задумчивый Сулик, прислушивавшийся к далекому шуму ветра с таким видом, будто услышал знакомую песню, и Уставший Избранный (то есть я), пытавшийся избавиться от картинки дороги, все еще маячившей перед глазами.
Покопавшись еще с полминуты в «прошлом» Кэссиди с явным выражением неудовольствия на лице начал свой рассказ.

*  *  *

Караван топал уже восемь часов, не считая пяти коротких остановок по три-четыре минуты и десятиминутного боя с отрядом риверов. Кэссиди довольно улыбнулся, вспомнив бой. Все было как обычно: с двух сторон началась пальба, ясно различались очереди довоенных М-16 и стрекот пулемета. Впрочем, этот звук пресекли в самом начале — Майк, помощник начальника охраны каравана, схватил с повозки, едущей рядом, базуку и, отогнав всех позади от себя, саданул в группу камней, из-за которой и раздавались выстрелы. Это был конец для первой огневой группы. Вторая группа начала отступать, беспорядочно отстреливаясь, но организованный огонь со стороны охраны прекратил их существование. Майк приказал собрать трофеи и добить раненых. Кэссиди из любопытства пошел посмотреть на пулеметчиков. Однако смотреть было не на что: покореженный М-60, руки, ноги. Один из охранников с брезгливым видом подцепил ножом какую-то железку на цепочке. Внимательно осмотрев, он стряхнул ее с ножа.
— Зеленые еще совсем, это их первый тест. Риверы всегда отправляют новых боевиков «на практику» Сволочи.
Вернувшись к основной группе, мы двинулись дальше.
Да-а, молодо-зелено. Какой же идиот будет нападать на «Торговцев Огнем» без конкретной артподготовки? Ведь это самый сильный караван во всей Неваде! Дорога через Великую пустошь из Феникса в Риверсайд нелегкая, но на нас на этом пути даже твари почти не нападают — боятся!

Кэссиди поймал себя на том, что это была первая причина, по которой он присоединился к «Огненным» — хорошая охрана, да еще и деньги платят! Нужно было добраться до остатков Боун-ярда, а от Риверсайда до него рукой подать. Говорят, именно в этом пригороде Лос-Анджелеса поселились жители Адитума после взрыва Собора. Кэссиди довольно ухмыльнулся: интересно будет посмотреть на остатки Ганраннерских складов, надо бы только Рад-Х’ом запастись.

Вот караван нагнала вторая группа, им повезло больше — с одного из трупов сняли целую рацию. Ее передали МакКобу — ведущему каравана. Тот осмотрел маленькую станцию со всех сторон, включил ее. Раздалось шипение, через которое пробивался чей-то хриплый голос.
— Всем нович…м! Нем…ленно Е…нуться на …азу! Через …ри …аса ожид… силь..й ..раган! Спас…тесь, ищ..е ..крытие.
Голос потонул в море помех. МакКоб выключил рацию и убрал ее в рюкзак. Взяв бинокль, он с тревогой посмотрел на юг.
Кэссиди, глядя на его перепуганную рожу, и сам начал нервничать.
Через минуту седой караванщик опустил оптику, облегченно вздохнул и повернулся к Майку.
— Пока на горизонте ничего нет. Нам нужно добраться до Шахт, а то будет, как с Чейнами! Выступаем!
Кэссиди похолодел. Он вспомнил, как один пьяный мужик из Квартза рассказывал о базе рейдеров — Чейнов. Жители местных деревень были очень удивлены, когда налеты бандитов прекратились. Через неделю решили послать к базе лучших разведчиков-дикарей и пару охотников из близлежащих городков. Банда местоположение своей базы не скрывала, считая свою охрану непробиваемой. На базе никого не оказалось. Много крови, никаких следов боя, нетронутое оружие на складе. Дикари побродили вокруг и сказали, что тут поработал южный Охотник. Охотники из деревни, пообщавшись с дикарями, поняли, что лагерь оказался на пути «песчанки» Позднее это подтвердило Братство Стали, которое послало группу для выяснения обстоятельств пропажи банды…

В Великой пустоши, которая простирается через часть Невады, Аризону, Нью-Мексико, эту, Север Техаса, Колорадо, Оклахому, Канзас и Небраску, можно встретить все, что угодно. Там существует множество типов бурь и ураганов. Встречаются и электромагнитные бури, и просто огромные массы песка, летящего по воздуху с немыслимой скоростью, и многие другие. «Песчанка» же действует на людей, как нейтронная бомба. Строениям она не причиняет почти никакого вреда, а с людей сдирает живьем кожу и сжигает радиацией. Короче, попасть в такую мясорубку Кэссиди не хотелось. По крайней мере, если не случится чудо, и с неба упадет такая броня, как у паладинов Братства — в такой махине можно переждать любое ненастье, начиная от песчаных ураганов, и заканчивая брачным сезоном ящериц-комодо.

До Шахт уже было недалеко, когда с хвоста каравана начали доноситься крики. Все оглянулись, и когда Кэссиди увидел ЭТО, старенький FN-FAL выскользнул из его онемевших рук. На горизонте показался огромный смерч, постоянно меняющий свой цвет с серого на коричневый и кроваво красный. Определить его точные размеры было невозможно — сейчас он был шириной в целую милю и высотой около сотни метров, а через минуту его размеры начали резко сокращаться. Первым очнулся Майк.
— Чего стоите на месте, придурки ?! Вам жить надоело? Бегом в Шахты! Гоните браминов!
Через пять минут все поняли, что не успеют. МакКоб заорал, чтобы бросили два больших фургона. Человеческие крики, мычание коров, вой ветра — все смешалось в один невыносимый рев. Кэссиди подбежал к одной из повозок и схватил оттуда моток веревки подлиннее, и сумочку с медикаментами. Кто-то другой взял рюкзаки с едой и несколько баллонов воды. Оборачиваться было страшно.

Люди вбежали в туннели шахт, когда буря уже почти настигла их. Кэссиди был среди первых, и он увидел, как из темноты выскочила какая-то тварь, сбила МакКоба с ног и бросилась на главу охраны. Когда арахнок прыгнул, сумка с лекарствами и винтовка валялись на полу, а Кэссиди уже летел навстречу, вскидывая ногу. Удар пришелся точно в шею мутанту. Тот взвизгнул, и упав на землю не сразу поняв, что произошло. А Кэссиди, перекатившись по земле, снова оттолкнулся, и рухнул на тварь, придавливая ее к земле всем весом. Вытащенная из кобуры на ноге «беретта» оказалась как нельзя кстати — выпущенная в упор обойма заставила арахнока успокоиться. Кэссиди поднялся, быстро поменял обойму, убрал пустую в рюкзак и подхватив с земли свою остальную поклажу снова рванулся вперед, мимолетом оглянувшись на останки метровой смеси собаки с пауком.

МакКоб нагнал его и, хлопнув по плечу, прокричал:
— Спасибо, друг! я это не забуду! Ты ведь Кэссиди, да? Если доберемся до Риверсайда — я тебя хорошо отблагодарю.
Пытаясь перекричать окружающий шум, Кэссиди ответил ему, не снижая темпа бега:
— Скажи спасибо, что они паутину не плетут. Интересно, а здесь еще такие есть?
— Нет, они друг друга не терпят. Он, наверное, всех отсюда повыгонял.
Выкрикнув это, шеф охраны побежал вперед искать МакКоба, отдавая на ходу приказы. К этому времени уже половина караванщиков добралась до пещеры, а песчаный шторм уже наступал на пятки остальным. Некоторые охранники связывали небольшие повозки между собой, кто-то, бросив все, бежал дальше. И тут «песчанка» вошла в пещеру. Стараясь не слушать вопли остальных, Кэссиди быстро привязал к балке, висевшей над узкой шахтой давно несуществующего грузового лифта веревку. Второй конец он прикрепил карабином к поясу и прыгнул вниз. Он изо всех сил старался затормозить падение, цепляясь ногами и сумкой за стенки шахты, но когда веревка кончилась, резкий рывок все равно выбил из него сознание.

*  *  *

Когда он очнулся, то просто не поверил, что все еще жив. Нащупав аптечку, матерясь сквозь зубы от боли, выудил из нее болеутоляющее и «таблетку протрезвления» как в народе называют метофаст. Повисим, подождем, пока подействует. Минута, две. Постепенно боль начала отступать, а с приливом сил Кэссиди рискнул потянуться за стимпаком. Вроде все цело, но это пока не кончится эффект таблетки. Так, надо думать, как выбираться. Сняв с бока фальшфейер, Кэссиди услышал наверху чей-то слабый стон. Чертыхнувшись, он торопливым движением зажег осветитель и, вздрогнув от резкой вспышки света, выронил его. Шипя, фальшфейер, плюясь искрами, полетел вниз. Кэссиди следил за его полетом, пока не потерял пучок света из виду. Браток, какого лысого тебе сегодня так везет? Если бы веревка оборвалась, ты б еще летел вниз. Решив не тратить еще один осветитель, Кэсс, обдирая руки, начал выбираться наверх. Выбравшись, он упал на пол пещеры, тяжело дыша. Полежав так с пару минут, он перевернулся на спину и припал к фляге с водой. Поднявшись на ноги, он едва не упал обратно на пол. В метре от него, заваленный горами вещей, лежал Майк. Его лицо и руки были залиты кровью. Кэссиди рванулся к нему, срывая с пояса флягу и снова доставая из сумки аптечку:
— Майк, заткнись и не дергайся, я тебе помогу.
После нескольких инъекций Кэссиди наложил повязку на поврежденную пылью часть лица и обе руки. Все это время Майк лежал молча.
Обессиленный, Кэссиди упал рядом с раненым, едва завершил свое дело. Майк заговорил первым.
— Меня, наверное, придавило фургоном с вещами. Это спасло мою задницу. Парень, что тут творилось! Это был ад! я думаю, что все наши погибли… я видел, как мимо меня пролетало тело МакКоба. По частям. Надеюсь, он был уже мертв к тому времени.
Через минуту молчания Кэссиди поднялся.
— Я пойду поищу выживших.

*  *  *

— Я тогда больше никого не нашел. Мы с Майком взяли оружие и, поставив на входе в шахты пару «растяжек» пошли в город. Да, я, кстати, не увидел не единого трупа. За день мы дошли до Риверсайда, к счастью без приключений. я дотащил еле волочащего ноги Майка до больницы и упал на месте. Еще через день мы пришли в себя, и Майк объяснил ситуацию мэру и главе местных торговцев. Позже, отлежавшись под капельницей Рад-Эвэя, я отправился вместе с поисковой группой обратно к Шахтам, где мы подобрали уцелевший товар. По возвращению я получил неплохую премию деньгами, гору снаряжения и припасов, а от Майка лично неплохой одноразовый антирадиационный комбинезон. Так погиб один из самых безопасных караванов в великой пустоши. К счастью, такие «песчанки» случаются крайне редко, а еще реже их заносит в наши края. В этот раз она чего-то рановато к нам.
Некоторое время мы сидели молча, глядя на летящую кучу пыли теперь уже совершенно другими глазами. Потом я поднялся и сказал:
— Мужики, предлагаю обогнать и объехать «песчанку» через земли, прилегающие к Наварро.
Я оглядел своих «напарничков» ожидая ответа: Маркус нахмурился, Кэссиди только пожал плечами с безразличным видом, Сулик же сказал:
— Мы и я не хотим туда, там много боли было. Плохо. Но если мы и я не поедем через Жилище Стальных людей, то очень долго до Города Большой Воды добираться. Духи так сказали.
— Значит решено. По коням! Если поторопимся, то к ночи успеем!

*  *  *

К ночи мы не успели: сегодня стемнело очень быстро. Из-за бури пришлось очень близко подойти к бывшей базе Анклава. Было уже полдесятого, а до Фриско было еще часа три быстрой езды. Главное — добраться до остатков шоссе, там и разогнаться можно.

И тут мы услышали звуки боя. ясно различался вой Виндикатора, который перемешивался с короткими плевками гаусски, плазменного пистолета и еще фиг знает чего. С удивлением я услышал слишком хорошо знакомый звук «работы» Бозара. я резко вдавил педаль тормоза. Через десять секунд мы уже стояли снаружи. я пожалел, что не одел АРАшку вместо своей любимой боевой брони Братства. Кэссиди и Сулик были в простых «комбатках» МК2, с Маркусом все было ясно. Он, выйдя из машины, подошел к багажнику и достал оттуда Виндикатор. Сняв пулемет с предохранителя, он повернулся в сторону внезапно смолкших звуков и застыл, напряженно вглядываясь в темноту. Через пару секунд к нему присоединились и мы. Тишина. Просто мертвая тишина и больше ничего. Ни стонов умирающих, ни запаха паленого мяса, не звука роняемых пустых обойм, короче — никаких звуков, означающих конец боя… Стало холодно. Мы медленно и бесшумно растянулись в цепь — посредине Маркус, справа Сулик с бледным то ли от лунного света, то ли просто так, лицом, и Г-11 наперевес. Мы с Кэссиди шли слева. Внезапно впереди показался силуэт. Маркус взревел, поворачивая пулемет, и открывая огонь без предупреждения — это был солдат Анклава. Через секунду у меня тупо отвисла челюсть. я ожидал чего угодно, но не того, что случилось. Солдат пропал. Просто исчез во внезапно налетевшем порыве ветра. Никто не понял, что произошло. Мы просто стояли, тупо оглядываясь по сторонам. Сулик опустил автомат и начал что-то тихо бормотать себе под нос.
— Медленно отходим к машине.
Все тихонько попятились назад. я повернулся, и едва не выронил Бозар из рук. На пути между машиной и нами стояли три человека в АРА. я хотел открыть огонь, но мое тело отказывалось меня слушаться. С трудом держа ствол в руках, я оглянулся вокруг. Их было около десяти. Они окружили нас и стояли примерно в пятнадцати метрах. Кэссиди вздрогнул и навскидку выпустил по солдату три патрона из своей гаусски. Два из них попали четко в голову — Анклавовец упал на землю. Кэссиди резко повернулся к другому, и его руки медленно опустились. Упавший враг медленно поднимался с земли. Окуляры его шлема были вдребезги разбиты и вмяты глубоко в лицо.
Я взглянул на броню ближайшего ко мне, стараясь разглядеть на ней знаки отличия. На ней ничего не было видно кроме. дырок от попадания Бозаром. я посмотрел на другого, и увидел у него в груди огромную дыру. Твою мать! Импульсная винтовка, не меньше! Это ведь.
Тут я и вспомнил их. Это был самый большой патруль Анклава, который мы когда-либо встречали. Мы снесли их всех за две минуты. А потом пошли и добили раненых. Сулик еще тогда сказал, что нужно было их не трогать, мол, это была какая-то святая земля.
Трупы медленно начали шагать в нашу сторону. Надо было что-нибудь делать, но я не мог. я очнулся от вопля Сулика. Он швырнул свой автомат на пол, выхватил молот и запел. Как он пел, я потом так и не вспомнил, сколько не пытался. Он начал махать своим расписанным всякими рисунками молотом Братства. я прямо-таки ощущал, как воздух вокруг него сгущается. Своими внезапно «ожившими» руками я начал отталкивать Маркуса и Кэссиди к машине. «Патрульные» отступали! Сулик все медленнее размахивать своей кувалдой — было видно, что он слабеет. я рванулся к нему и начал оттаскивать и его к машине. С трудом держась на ногах, он еще выкрикивал какие-то слова. Забросив его, наконец, в машину, я упал за руль и дал по газам. Так быстро я еще никогда не водил машину.

— Они испугались духов твоего молота?
Кивок.
— Сулик, они за нами не погонятся?
— Нет, они живут только на святой земле. Мы и я говорили тебе — не проливай там кровь!
Маркус расхохотался:
— Шаман, однако!
Сулик в ответ лишь улыбнулся и упал на сиденье, закрывая глаза. До самого города он так и не проснулся. Впрочем, не проснулся он и потом — Маркус с Виком, встретившим нас на въезде, донесли его до кровати.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>