Обед

Версия для печати

Petrk

Где-то на северо-востоке послышались пулеметные очереди. Зрячий человек не сумел бы среди всех этих построек, да еще и находясь внутри здания, определить, откуда доносится звук перестрелки. А вот у слепца с тесаком в руке таких проблем не возникало. Обострившиеся слух и обоняние рассказывали ему об окружающем мире многое из того, что обычные люди не замечают. Раньше никаких особых способностей не было, обычный солдат, не лучше и не хуже других, а теперь он стал классным поваром, таким, что любая инспекция с главной базы сразу же в полном составе заявляла о своем голоде после утомительной дороги. Частенько к нему прибегали адьютанты и шептали, мол, коммандер не в духе, нельзя ли на обед (завтрак, ужин) чего-нибудь вкусненького. Возможно тут сыграло свою роль полученное при рождении имя — Куки. Издавна это имя служило напоминанием о плохом поваре, жившем задолго до последней войны, который не сумел как следует накормить пришедших его встречать, в результате чего сам стал главным блюдом. И теперь это имя служило напоминанием: хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам и на совесть. Правда именно благодаря этому правилу Куки и остался без глаз. И ведь что обидно, боец, на помощь которому он кинулся, оказался невредимым. Его просто бросило на землю взрывом, а громкими воплями и стонами он надеялся выманить напавших на патруль рейдеров из засады. И вот из-за такого идиота, не предупредившего своих о гениальном в кавычках маневре, повар лишился глаз, схлопотав в голову прицельную очередь. Куки убил бы этого козла, если бы того тут же не отправили на главную базу…

В воспоминания вкрались очереди турелей базы, отвечал им сплошной шумовой ливень, в котором тренированный слух без труда опознал Бозар. А это было уже очень плохо, это означало, что из персонала базы уже никто не способен оказывать сопротивление атакующему, решившему покончить с турелями. Да, именно так — одному атакующему, который сумел проникнуть внутрь и разжиться достойной броней и оружием, против которого оказалась бессильной захваченная врасплох охрана, получившая достойный урок боевой подготовки. Жаль только, что все — посмертно. Очевидно, подавив сопротивление людей, напавший смог сосредоточиться на машинах, которые при всей своей мощи вряд ли станут большим препятствием, чем вооруженный персонал. Значит кухонный нож жизненно необходимо менять на что-то огнестрельное, желательно типа базуки, с большой областью поражения. Также подошел бы пулемет, ведь можно уже не опасаться задеть своих. Возможно, повар попробовал бы отыскать дробовик, если бы не уверенность, что на напавшем уже броня Марк. А ее крепость знал не понаслышке, ведь до ранения он был в АНКЛАВе отнюдь не худшим бойцом. Ползком, ориентируясь на запах крови, повар осторожно двинулся по столовой. Долго искать не пришлось, ведь напавший уже побывал здесь, уничтожая осторожных, не выскочивших на звуки перестрелки под стальной дождь. Тогда повару очень сильно повезло, ведь в момент, когда в столовую залетели одна за другой три гранаты, он , пытаясь нащупать подвешенный снизу АК, сидел в кухне под стойкой, а не в столовой. Не повезло ему в другом: среди персонала была популярна такая шутка — аккуратно, а самое главное незаметно для повара, вытащить автомат, а потом спрашивать — какой такой автомат?, о чем ты говоришь, может уже наступил склероз? Ну не нравился им автомат Калашникова, какой-то умник сказал, что это непатриотическое оружие, вот и пытались вынести АК из столовой и не попасться, ведь у повара был свой способ шутить — вычислить, кто это сделал и приготовить «особое» блюдо. Рекорд составил 71 час, в течение которых один из солдат непрерывно пил все доступные средства для закрепления желудка и не мог отойти от сортира дольше чем на две минуты. Так что получаемое удовольствие было взаимным, но именно сейчас какой-то мудак успел таки спереть автомат и скрыться. Теперь, вероятно, он был уже мертв, а повар остался воевать с кухонным ножом.

После оглушительных в закрытом пространстве взрывов, он выжидал восстановления слуха и расслышанная им пулеметная очередь показала, что с этим все теперь в порядке, чего явно не скажешь о базе. Неожиданно мелькнула мысль: а ведь прав был сержант, которого все считали тупым (очень тупым) служакой, когда выставлял посты, ходил с проверками. Но легкомысленное и несколько презрительное отношение: — «Ну что может случиться на надежно укрытой базе? Максимум коммандера понос прохватит, если вдруг возьмет случайно тарелку для похитителя АК», сделало свое дело, жаль исправляться из них уже, наверное, некому. Ну о том, кто виноват можно будет подумать и потом, если это самое «потом» все-таки наступит, сейчас главный вопрос — что делать? Возможно это звучит и смешно, угрюмо подумал повар, как же, слепец с кухонным ножом против облаченного в броню Марк человека с Бозаром. И никто с главной базы не упрекнет его, если сейчас заползти назад под стойку и ждать там скорого конца боя в надежде, что его не заметят, но что-то изнутри толкало его на практически безнадежную попытку отстоять базу. Ослепнув, он начал много размышлять о различных вещах, ведь больше занять себя было почти нечем, но сейчас повар не стал доискиваться причин, поднявших его в бой, он просто окунулся в те чувства, которые испытывал до ранения, будучи простым солдатом, и которые уже казались безвозвратно утраченными.

Гибким и одновременно уверенным движением, которого вряд ли кто-то мог ожидать от слепого человека, Куки подобрал с трупа дававший ему хоть какие-то шансы ФН ФАЛ и, ловя каждый шорох, двинулся в свой, как он надеялся, не последний бой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>