Пустыня не умеет прощать

Версия для печати

Олег Сотников

Авторский журнал

Пустыня. Желто-красное море. Песок. Ветер. Пыль. Буря. Хочется закрыть глаза — я не желаю, не могу смотреть на это! В грязно-сером небе, между редких облаков, я вижу их… За каждой дюной скрывается очередной призрак… Вот белозубо улыбается Лу, хозяйка дешевой забегаловки. Теперь она не такая толстая, какой я видел ее в последний раз. Она молода, даже красива… Боже мой, да ее не узнать! И все-таки это она… Тут можно выглядеть как угодно, все равно оставаясь прежним. Интересно… а какой я на самом деле? Лу укоризненно на меня смотрит. Этот взгляд… Ты и тогда глядела на меня не умоляюще, а с издевкой. Ты не боялась умирать, Лу? Ее образ меркнет, желтеет. Миг — и передо мной снова красный песок… Миражи… Дети Пустыни… Вот Вик, старый мастер. Забавный толстячок, он все тот же. Вик, ты был так вежлив со мной… А теперь ты в рабстве. Мне так нужна была эта жалкая 1000 тусклых кругляшей… Пустыня жестока. И мы жестоки, ведь Пустыня — наш дом. Все мы дети Пустыни. Мне жарко, вода кончилась еще утром. А последней трапезой было слегка обглоданное радиоактивное яблочко, которым даже Коготь Смерти побрезговал… Впереди шагает гигант-Сулик. Ты был отличным напарником, дикарь! Я никогда не забуду, как ты приложил тому хабологу кувалдой. Не забуду, как занесенная им газовая граната упала к его же ногам. Вы оба погибли, дорогой мой здоровяк… Но я ведь помню. Пустыня не умеет забывать. Сулик медленно поворачивается, легко поднимает тяжеленную кувалду и медленно помахивает ей. Я достаю пистолет Гаусса, стреляю в воздух. Я буду помнить тебя, Сулик! Что это последняя честь… другу? Не знаю. Я уже давно ничего не понимаю. Не знаю, куда и зачем иду. Не помню точно кто я. Но я не сдаюсь… Хоть и верю только в одно: не дойду. Пустыня жестока. Горяч песок, тосклива природа, опасны обитатели… Я закрываю глаза, но боль не проходит. Со мной здоровается Мирон. Ты изобрел джет, подарил миру новый наркотик… А миру не стало больнее. Мы ведь дети Пустыни. Пустыня все выдержит, ей не впервой. Уходи Мирон, я тебя предупреждал… Если мир не принимает твою боль, она остается в тебе. Ступай… Ты умирал легко. А где-то сзади слышится собачий лай. Оборачиваюсь — так и есть. Догмит! Старина! Я и тебя не забыл. Как же трогательно ты бежишь по моим следам, по моему прошлому. Я так скучал, собачка! Помнишь нашу встречу в том грязном городишке? Я пожалел тебя, бросил кусочек мяса. Я помню твой честный взгляд. Я ведь вырастил тебя. Но Пустыня разлучила нас. Больна, больна очередь минигана. Ты гавкнул что-то невразумительное и затих. А мне показалось: «Не забывай меня, хозяин!». Что ты, дружок! Мне всегда тебя не хватает.

Тихий шелест… Ко мне подкрадывается Коготь Смерти. Здоровый, клыкастый монстр. Кем ты был до войны? Белкой, волком… Кем же ты стал теперь? Тут ведь можно выглядеть как угодно, оставаясь прежним. Ну что ты скалишься, страшно? Тут ты не одинок. Я тоже слаб, но ведь не сдаюсь. Пустыня жестока. Побеждает сильнейший… и хитрейший. Выстрел. Ты ранен, мой противник! Больно? То-то же. Коготь ревет и медленно шагает ко мне, оставляя кровавый след на красном песке. Не мучайся… Сухой щелчок. Как приговор. Пустыня, как же ты жестока! Бросаю теперь уже бесполезный пистолет, ложусь. Легкой мне смерти. Коготь разрывает мое тело на части. Странно, но перед глазами все тот же красный-красный песок.

Пустыня не умеет прощать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>