Андер Сон

Версия для печати

PillBoX

Уже в который раз за сегодняшний день Ллойд Андерсон открыл небольшой стеклянный колпак-предохранитель и тупо уставился на небольшую красную кнопку. В ней не было ничего примечательного. Пластмасса как пластмасса, обычная кнопка, как и сотни тысяч других таких же по всему миру. Миру… Но какому миру? Мирному и богатому или голодному и озверевшему? Отношения между странами на пределе, в залах встреч воздух можно резать ножом — настолько там тяжелая атмосфера. Кажется, достаточно одного косого взгляда, чтобы на эту маленькую кнопку все-таки нажали. И тогда… Тогда…

Ллойд резко оторвал взгляд от кнопки, с силой захлопнул крышку и развернулся на стуле. Глубоко вздохнул, мотнул головой и встал. Все, хватит, нужно покончить с этими мыслями.
— Ты сам захотел служить оператором, — сказал он сам себе, — никто тебя не просил и не уговаривал. Так что заткнись и больше не думай об этом дерьме. Он поспешно вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

*  *  *

В коридоре повесили большой плакат. На нем были изображены шлем моторизированной брони, флаг США и женщина с ребенком. Надпись поперек плаката призывала мужчин вступать в ряды армии и сражаться за свою страну. Ллойд, не глядя, прошел мимо него и направился в столовую.
— Что закажете, мистер Андерсон? — спросила его официантка.
Ллойд что-то заказал, но есть ему не хотелось. Неприятные мысли лезли в его голову и сильно портили аппетит. Он знал, что однажды к нему зайдет один из курьеров и передаст приказ. И Ллойд ничего не сможет сделать против, потому что он — всего лишь оператор и вся его работа состоит в нажатии кнопок и слежении за СВОИМИ же действиями, но никак не за чужими, а тем более — за действиями вышестоящих лиц. Придется делать то, что прикажут. В голове возник плакат из коридора — «Ты нужен своей стране!». Нет. Кто угодно, но только не он…
— Ваш заказ, сэр.
Ллойд все же решил съесть хотя бы немного, но когда увидел, что ему принесли, испуганно встал из-за стола и почти выбежал из столовой. Ему принесли пиццу. С грибами. С маленькими коричневыми грибами на тонкой ножке…

*  *  *

На следующий день, когда Ллойд зашел в операторскую, все присутствующие смотрели прямую трансляцию телемоста между президентами ведущих стран мира. «Ведущие страны мира ведут мир к катастрофе!» — гласил заголовок Невада-таймс. Ллойд тоже пристроился смотреть программу. Президент Германии пытался призвать Китай и США к каким-то рациональным действиям, но американский оборвал его и заявил, что США ни с кем не будет делиться обнаруженными ресурсами и объявляет о своей полной независимости: «Я официально заявляю, что США никоим образом не причастно к срыву работ китайских ученых над способами добычи нефти с больших глубин. Мы смогли добраться до нее первыми и, следовательно, все запасы в этом районе принадлежат нам. Выработанная нефть не будет продаваться и вообще не покинет границ США и Канады». Китайский президент Цин что-то шепнул на ухо подошедшему советнику. Видимо, американская сторона приняла это за приказ о нападении, потому что президент США слегка кивнул головой и… в операторскую ворвался человек с небольшой папкой в руках. «Вот оно!» — подумал Ллойд, и в ту же секунду взвыла сирена. Комната озарилась светом красных сигнальных ламп. Приказ о нападении Китая на США существовал только в безумной голове американского президента. Он панически боялся их ядерных ракет и в каждом их действии видел агрессию против своей страны. На этот раз ему почудилось нечто большее, чем простая агрессия…
— Боевая готовность! Пуск ракет через три минуты! Приказ президента! — заорал курьер и кинул папку Дриллу, высшему офицеру среди всех присутствующих. Ллойд побледнел и на секунду потерял ориентацию.
— Андерсон! Тебе повторять отдельно?! — заорал Дрилл, и Ллойд медленно сел в свое кресло.
Неизбежность надвигалась. Красная кнопка отблескивала зловещим светом при каждой вспышке сигнальных ламп. В ушах Ллойда зазвенело.
— Готовность номер один! — прозвучал приказ. Ллойд открыл крышку… перед его глазами предстала картина его детства. Вот он в лесу, на охоте с отцом. Отец дает ему ружье. Маленький Ллойд осторожно берет его и смотрит в прицел. В нескольких сотнях метров виден олень, мирно жующий какую-то траву. У него очень добрые и грустные глаза, и Ллойду не хватает духу нажать на курок. Он опускает ружье. «Ты правильно поступил, сынок», — сказала ему тогда мать, — «на мир нельзя смотреть через прицел».
— Черт побери, Андерсон, что с тобой сегодня?! Ты будешь выполнять приказ или нет? Наведи свои ракеты на цель десять!
Ллойд очнулся и посмотрел на карту. Расчерченный на клетки экран с изображением восточного побережья Китая. Он взял мышь и дрожащей рукой повел ее вниз. На экране возникло перекрестие с бегущими цифрами. Вокруг перекрестия красным кругом обозначался радиус поражения. Агломерация вокруг Пекина свободно помещалась в нем. Сколько там человек? Десять миллионов? Двадцать? Пятьдесят?
«Ты нужен своей стране». Нажав на кнопку, ты укоротишь жизнь своей страны. Они ответят в тот же момент, в такой войне нет победителей. Есть только проигравшие. Война с началом и без конца. На мир нельзя смотреть через перекрестие прицела. Мир без прицелов — спокойный мир.
Ллойд повел мышь намного правее и потянулся за кнопкой.
— АНДЕРСОН, ТВОЮ МАТЬ, ТЫ ВЫБРАЛ НЕ ТУ ЦЕЛЬ!
Нажмешь на курок — и нет человека. Прижмешь курок — и нет толпы. Нажмешь на кнопку — погубишь город. Нажмешь на десять — и нет страны… — Господи, защити нас, — выдохнул Ллойд. Белый свет залил все вокруг.
И хотя атомная война все равно начнется, ты все же увеличил жизнь мира на двенадцать дней, Ллойд Андерсон. Андерсон, Сын Мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>