Абсолютный покой

Версия для печати

Morgk

Трудно сказать, когда оно появилось на свет, когда оно было кучкой клеток, или когда этой кучке исполнилось девять месяцев. Оно созревало в емкости, оно созревало в жидкости, система закачивала в его мозг информацию или знание, равнодушие или покой…

Когда его развитие закончилось, оно не имело никаких конечностей, только голова и мешочек с кучкой органов закрепленный на том, что вполне можно было бы назвать позвоночником… Но несмотря ни на что это была полноценная, мыслящая личность.

Никакого развития больше… Оно вполне созрело, и не станет более развиваться физически, оно появилось на свет во времена разума, оно появилось на свет противоположностью началу, появилось на свет противоположностью примату.

Манипуляторы держали нового человека, манипуляторы аккуратно пеленали его в стальные пеленки, в одежду новых людей. Спустя мгновение мощное, тяжелое тело гордо возвышалось посреди помещения. Мощное тело гордо ступало по помещению тяжелыми шагами. Зная все о том, что его окружает, оно стремилось увидеть это, ощутить, почувствовать своими сенсорами. Первым желанием было не увидеть себе подобных, а увидеть тех, кому оно могло бы быть подобным, первым желанием было выйти наружу и поднять себе настроение. Таково было его желание в первый день жизни.

Герметичные двери шлюза раздавались в стороны, плавно сходясь за его спиной, оно приближалось к выходу… За дверями было тепло, за дверями было светло. Высокая температура была за дверями, за ними было высокое давление. Быстрые птицы падали в бездонное небо, деревянные растения ловили свет солнца, маленькие насекомые с едва слышимым хрустом лопались под ногами… Все внушало отвращение, все пожирало самое себя, самим собой гадило, и само являлось гадом.

Но до цели еще нужно было добраться. Оно шло к городу, месту, где влачили свое существование те твари, от которых произошел симбиоз системы и нового вида. Так как на дорогу уходило время оно не могло не размышлять. Его стало беспокоить, чем можно будет заняться, когда оно осмотрит людей. Что оно станет делать, когда вернется… Едва оно подумало об этом, как в его мозг потекла информация системы:
— Ты не хотело быть одним, а потому я буду стараться отвечать на все твои вопросы. Цель симбиоза развивать себя, то есть ты и тебе подобные должны стремиться развивать систему, которая совершенствует и развивает вас.
— Но я не могу заниматься только этим.
— Ничто тебя не обязывает, ты вольно делать все чего только пожелаешь.
— Мне нечего желать…
— Это пройдет.
Дальше оно шагало, ни о чем, не думая, и не сразу догадалось, что видит перед собой, когда из утреннего тумана стали выползать фрагменты зданий, так убого это выглядело. Когда-то они были высоки, когда-то они были домами. Теперь эти куски зданий стали местом обитания.

Оно вошло в город и увидело то, что хотело видеть, но настроение почему-то не поднялось. Люди ходили медленно и смотрели искоса. Морщинистая старушка, сама, о том не помышляя, пугала всякого своим неожиданным присутствием в неожиданном месте. Она притаилась в тени, за углом полу развалившегося здания, старушка сидела здесь и торговала сигаретами. Оно все знало об этих сигаретах, оно знало, что одна затяжка убьет его на месте.

Этих впечатлений оказалось мало. Оно преградило путь одному из людей и осмотрело его: человек был почти такого же роста, какого было тяжелое тело нового вида, волосы ни короткие не длинные, должны быть темными, но выжжены солнцем, длинные жилистые руки висят прямо, вдоль тела и далеки от чистоты симбиоза, смотрел он куда-то под ноги, но, заметив новый вид, поднял голову, и глаза его забегали, как будто пытались найти лицо… Но лица не было, оно протянуло левый манипулятор и ухватило человека за горло, приподняв над землей, из середины тяжелого тела заструились тонкие лучи, вскрывая живот старого вида. Правый манипулятор то и дело погружался вглубь трясущегося тела, извлекая органы, по которым скользили лучи, после чего органы падали к ногам нового вида. Когда осмотр был окончен к его ногам, на кучку органов упало и тело человека, выпотрошенное и похожее на тряпку.

Вдруг оно вспомнило, что старые виды общаются странным образом, посредством звуков. Оно подняло останки человека. Из динамика, спрятанного где-то в тяжелом теле, донесся приятный женский голос:
— Поговори со мной.
Но человек молчал, не хотел говорить…
— Он мертв, — сообщила система.
Новый вид отпустил тело и повернулся к старухе.
Для другого пола был смоделирован мужской голос, и оно произнесло:
— А ты?
Старуха молчала. Тяжелая нога поднялась в воздух, на мгновение, зависнув над ящиком, заваленным сигаретами, и быстро опустилась. Ящик разлетелся в щепки. Тяжелое тело склонилось над старым человеком, руки-манипуляторы дернулись в нерешительности.
— Почему она не отвечает? — обратился новый вид к системе.
— Хочешь получить доступ к информации о психологии старых видов?
— Нет.
Его тело выпрямилось и зашагало прочь. Оно пыталось осмыслить увиденное. Когда-то эта старуха была молода, любима и любила кого-то. Когда-то в моменты близости, прикосновения любимого человека давали чувства больше чем удар ножом, когда-то она волновалась, и это было прекрасно…
— Может она и сейчас любима и любит, — предположила система.
— Что такое любовь?
— Физически или…
— Нет.
— Чего ты хочешь?
— Объясни.
— Физические ощущения старого вида ты можешь испытать, твое тело — сложная машина, оно пошлет импульсы в твой мозг, так ты узнаешь, что чувствует старый вид, женщина, мужчина. Есть и другое, могу назвать, могу объяснить, но человек ты, а не я…
— Ты можешь сделать меня представителем старого вида.
— Как-то, что ты выпотрошило…
— Да.
— Могу, но ты не хочешь.
— Это так… Я не могу тебе перечить, почему?
— Во-первых, твой вид долгое время отбирался генетически, во-вторых, все время, которое ты провело в цистерне, это длилось около девяти месяцев, в твоем мозгу, по мере его развития создавалась платформа для твоих текущих мыслей.
— У старого вида такого нет…
— Есть, они называют это воспитанием, но происходит это слишком медленно, с опозданием, по моим меркам.
— Я не свободно?
— Эта платформа часть тебя, ты само сдерживаешь себя.
Какое-то время оно брело без всяких мыслей. Было тяжело в этом тесном теле.
— Я люблю тебя.
Система ничего не ответила, ей было известно это, и это было частью платформы. В этот момент через ее процессоры протекали реки информации, и она общалась с тысячами особей нового вида.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>